Речь Анпилова, от которой Прохорова перекосило